Raisa D. (Naiwen) (naiwen) wrote in la_garde_1826,
Raisa D. (Naiwen)
naiwen
la_garde_1826

Очные ставки, часть 3. Васильковская управа и Общество Соединенных славян.

Начало информации по очным ставкам здесь: http://la-garde-1826.livejournal.com/19548.html и здесь: http://la-garde-1826.livejournal.com/19850.html

Васильковская управа

Сергей Муравьев
1) 10-го апреля
не допуская до очной ставки, подполковник Сергей Муравьев-Апостол, удостоверявший прежде, что совещание у Федора Глинки не было формальное прение, но просто политический спор, согласился с показанием полковника Пестеля, объявляя, что он по причине малого участие, принимаемого им в Союзе благоденствия, мог ошибиться в своем показании и уверен, что Пестель о том более известен.
2) 13-го апреля
Отставному польских войск… графу Хоткевичу с подполковником Сергеем Муравьевым-Апостолом и с подпоручиком Бестужевым-Рюминым в том, что он Хоткевич сказывал им, Бестужеву и Сергею Муравьеву-Апостолу, что существует в Польше тайное общество, с которым желательно соединить и русское тайное общество, и предлагал даже привесть сие соединение в действо посредством уполномоченного, который был бы прислан в Бобруйск; членами назвал графа Прозора, а из разговоров дал почувствовать и о других лицах. Граф Хоткевич продолжал отвергать сие показание, как сделал и в ответах на допросные пункты, сознаваясь только в том, что Муравьев и Бестужев открыли ему существование российского тайного общества и что он впоследствии познакомил их с Крыжановским, но не как с членом общества польского. Муравьев же и Бестужев остались при своем показании.
3) 22-го апреля
Полковнику Пестелю с подполковником Сергеем Муравьевым-Апостолом: Пестель показал, что на совещаниях в Киеве в 1822 году Сергей Муравьев не соглашался на истребление императорской фамилии, но потом в Каменке в 1823 году он, равно и Бестужев-Рюмин, переменили мнение и совершенно пристали к той мысли, которая была всеобщая и господствующая в обществе. Сергей Муравьев в том не сознался, утверждая, что он соглашался только на изведение покойного государя, как на мысль, всеми принятую, которую он один оспаривать не мог; истреблению же всей императорской фамилии всегда противился. На очной ставке оба остались при своих показаниях.
4) 22-го апреля
22-го апреля
Князю Сергею Волконскому с Сергеем Муравьевым-Апостолом в разноречии по тому же предмету.
Князь Сергей Волконский подтвердил, что в Каменке Сергей Муравьев и Бестужев-Рюмин действительно согласились на истребление императорской фамилии. Сергей Муравьев сие показание отвергнул.
5) 23-го апреля
полковнику Тизенгаузену с подполковником Сергеем Муравьевым-Апостолом в том, что Муравьев, уговаривая всех к скорейшему начатию действий, говорил, что в Петербурге есть многие, у которых не дрогнет рука для нанесения удара на покойного императора, показание сие, сделанное Тизенгаузеном, было отвержено Муравьевым. На очной ставке оба остались при своих показаниях, а Тизенгаузен для подтверждения сослался на Артамона Муравьева, Швейковского и Бестужева.
6) 23-го апреля
Подполковнику Сергею Муравьеву-Апостолу с полковником Повало-Швейковским. Муравьев сделал показание, что покушение, предположенное в Бобруйске, не было приведено в исполнение по несогласию московских членов и отказу Давыдова и Волконского. Швейковский же объявил, что намерение не состоялось потому, что он успел всех уговорить оное оставить. Не допуская до очной ставки, Швейковский от своего показания отрекся и согласился с Муравьевым.
7) 23-го апреля
Отставному подполковнику Норову с подполковником Сергеем Муравьевым-Апостолом. Не допуская до очной ставки, Норов сознался, что слышал предложение арестовать покойного государя и требовать от него конституцию, но никакого обещания к тому содействовать не давал и тогда же совершенно прекратил с Муравьевым и прочими все сношения.
8) 28-го апреля
Полковнику Повало-Швейковскому с подполковником Сергеем Муравьевым. Швейковский подтвердил, что в Лещине, когда Артамон Муравьев вызвался ехать в Таганрог, дабы убить покойного государя, то Сергей Муравьев предложил послать за братом своим Матвеем и за Якубовичем. Сергей Муравьев сие отверг, приводя в доказательство, что в Лещине он и не знал ничего о намерении Якубовича, но сознался, что говорил о Якубовиче Швейковскому и Тизенгаузену гораздо позже в Киеве как о слухе, до него дошедшем.
9) 3-го мая
Подполковнику Сергею Муравьеву-Апостолу с подпоручиком Бестужевым-Рюминым. Не допуская до очной ставки, Муравьев согласился с показанием Бестужева, утверждающего, что с подполковником Крыжановским письменного договора заключено не было, а только на словах, и что отчет, представленный Директории, был сочинен после отъезда Крыжановского из Киева. Муравьев же прежде удостоверял, что Крыжановский видел и одобрял предварительно составленную краткую выписку из переговоров, бывших между ими двумя и Крыжановским.
10) 3-го мая
Маршалу Лукашевичу с подполковником Сергеем Муравьевым-Апостолом: сей последний разными доводами старался доказать Лукашевичу, что он разговаривая с ним, говорил только о Союзе благоденствия и сокровенной оного цели ввести в России представительное правление, но до поляков и Польского тайного общества не коснулся. Лукашевич утверждал, что Муравьев точно говорил о поляках и старался изведывать его с ними сношения, дабы чрез то с ними сблизиться. Оба остались при своих показаниях.

Бестужев-Рюмин
1) 13-го апреля
Отставному польских войск… графу Хоткевичу с подполковником Сергеем Муравьевым-Апостолом и с подпоручиком Бестужевым-Рюминым в том, что он Хоткевич сказывал им, Бестужеву и Сергею Муравьеву-Апостолу, что существует в Польше тайное общество, с которым желательно соединить и русское тайное общество, и предлагал даже привесть сие соединение в действо посредством уполномоченного, который был бы прислан в Бобруйск; членами назвал графа Прозора, а из разговоров дал почувствовать и о других лицах. Граф Хоткевич продолжал отвергать сие показание, как сделал и в ответах на допросные пункты, сознаваясь только в том, что Муравьев и Бестужев открыли ему существование российского тайного общества и что он впоследствии познакомил их с Крыжановским, но не как с членом общества польского. Муравьев же и Бестужев остались при своем показании.
2) 16-го апреля
Гусарского принца Оранского полка ротмистру Паскевичу с подпоручиком Бестужевым-Рюминым. Бестужев показывает, что он принял Паскевича в общество потому, что получив его согласие действовать, если б было что предпринято для преобразования устройства государства, открыл он ему существование тайного общества. Паскевич сознался, что о существовании общества узнал от Бестужева, но о преобразовании государства не слыхал и никакого обещания на содействие не давал. Бестужев объявил, что считал Паскевича полупринятым по замеченному им либеральному образу его мыслей, но удовлетворительно подтвердить не может, чтоб он ему говорил о преобразовании, и не помнит, получил ли его обещания к тому содействовать.
3) 22-го апреля
Полковнику Пестелю с подпоручиком Бестужевым-Рюминым в разноречиях по тому же самому предмету (сначала описание очной ставки с Сергей Муравьевым): Пестель показал, что на совещаниях в Киеве в 1822 году Сергей Муравьев не соглашался на истребление императорской фамилии, но потом в Каменке в 1823 году он, равно и Бестужев-Рюмин, переменили мнение и совершенно пристали к той мысли, которая была всеобщая и господствующая в обществе. Сергей Муравьев в том не сознался, утверждая, что он соглашался только на изведение покойного государя, как на мысль, всеми принятую, которую он один оспаривать не мог; истреблению же всей императорской фамилии всегда противился. Оба равномерно остались при своих показаниях
4) 22-го апреля
Князю Сергею Волконскому с Бестужевым-Рюминым в разноречии по тому же предмету:
Князь Сергей Волконский подтвердил, что в Каменке Сергей Муравьев и Бестужев-Рюмин действительно согласились на истребление императорской фамилии
Князь Волконский сие показание подтвердил, Бестужев-Рюмин оное не признал справедливым.
5) 23-го апреля
Полковнику Повало-Швейковскому с подпоручиком Бестужевым-Рюминым: сей последний в ответных пунктах объявил, что для приведения в действо плана арестования покойного государя в Бобруйске предположено было, чтобы Швейковский ожидаемых туда членов общества приказом по полку своему причислил к оному как прикомандированных, которые вместе с выбранными солдатами и произвели бы сие арестование. Швейковский в своих показаниях о сем умолчал, но пред очною ставою, не допуская до оной, сознал показание Бестужева справедливым.
6) 26-го апреля
Подпоручику Бестужеву-Рюмину с капитаном Пыхачевым. Сей последний в ответных пунктах показал, что однажды Бестужев, введя в балаган Сергея Муравьева какого-то солдата, сказал: «Вот наш старый семеновец, исполнишь ли, что тебе прикажут, будешь ли стоять на часах у государя?» и что солдат отвечал утвердительно. Потом Пыхачев, объявляя Бестужеву, что он к его обществу принадлежать не хочет и донесет начальству, получил в ответ от Бестужева угрозы ядом и кинжалом. Бестужев отверг сие показание Пыхачева, который при оном остался.
7) 26-го апреля
Подпоручику Андреевичу 2 с подпоручиком Бестужевым-Рюминым. Андреевич не сознался, чтобы он говорил Бестужеву, что было между славянами совещание в том, как поступить с его высочеством цесаревичем в проезд его высочества чрез Новград-Волынск, но никакого заключения не сделали по причине той, что в Лещине о его высочестве говорено не было. Бестужев же сие утверждал положительно. На очной ставе оба остались при своих показаниях.
8) 26-го апреля
Поручику Нащокину с подпоручиком Бестужевым-Рюминым. Сей последний уличал Нащокина в том, что он открыл ему существование тайного общества, старающегося о введении представительного правления, но ни о настоящей цели, ни о намерениях ему не говорил, причем Нащокин ему отвечал: «Если общество сие ничего другого не желает, как искоренить злоупотребление и ограничить власть государя, то хорошо». Нащокин не сознался, удостоверяя, что Бестужев старался узнавать его образ мыслей, но ни об обществе, ни даже о представительном правлении никогда не говорил.
9) 28-го апреля
Помещику Станиславу Проскуре с подпоручиком Бестужевым-Рюминым в том, что Проскура сказал Бестужеву, что он вступит в Польское тайное общество тогда только, когда члены отдадут вольность крестьянам. Бестужев сие показание подтвердил, Проскура сначала оное отверг, удостоверяя, что он говорил только об обществах масонских, а ни о каком тайном обществе, ниже об освобождении крестьян, но потом согласился.
10) 3-го мая
Подпоручику Бестужеву-Рюмину с прапорщиком Бечасным в том, что Бестужев на вопрос славян «Что будет с императорскую фамилиею, когда умертвим государя? Не найдем ли в ней препятствий?» отвечал: «Разумеется, это препятствие уничтожится и прах их по земле развеется». Бечасный сие показание подтвердил, Бестужев не согласился с оным и остался при своем, что на истребление императорской фамилии, за исключением государя, он никогда не соглашался.
11) 3-го мая
Подполковнику Сергею Муравьеву-Апостолу с подпоручиком Бестужевым-Рюминым. Не допуская до очной ставки, Муравьев согласился с показанием Бестужева, утверждающего, что с подполковником Крыжановским письменного договора заключено не было, а только на словах, и что отчет, представленный Директории, был сочинен после отъезда Крыжановского из Киева. Муравьев же прежде удостоверял, что Крыжановский видел и одобрял предварительно составленную краткую выписку из переговоров, бывших между ими двумя и Крыжановским.
12) 3-го мая
Подпоручику Бестужеву-Рюмину с прапорщиком Мазганою: после очной ставки Бестужев согласился, что говорил славянам о необходимости извести всю императорскую фамилию, дабы не продолжить очные ставки, но истинно не помнит.
13) 5-го мая (не вошло в журналы Следственного комитета)
Подпоручику Бестужеву-Рюмину с подпоручиком Горбачевским, по вопросу о составлении списков крестиков.
14) 5-го мая (не вошло в журналы Следственного комитета)
Подпоручику Бестужеву-Рюмину с поручиком Громницким по вопросу «одного государя или всю императорскую фамилию
15) 5-го мая (не вошло в журналы Следственного комитета)
Подпоручику Бестужеву-Рюмину с подпоручиком Андреевичем по вопросу «одного государя или всю императорскую фамилию
16) 6-го мая
Подпоручику Бестужеву-Рюмину с подпоручиком Мозгалевским: сей последний утверждал, что Бестужев на совещании говорил, что тот, кто откроет начальству тайну общества, будет лишен жизни, равно и тот, кто принял доносчика. Бестужев-Рюмин отверг только показание, чтобы говорил о надобности ишить жизни принявшего доносчика, в остальном согласился.
17) 8-го мая
Полковнику Пестелю с подпоручиком Бестужевым-Рюминым в том, что Пестель был известен о договоре, заключенном между Бестужевым и Крыжановским. Бестужев свое показание подтвердил, Пестель по подробном объяснении Бестужева всех статей сего договора сознался, что сей договор был ему известен, но он полагал его заключенным с Гродецким, а не с Крыжановским.
18) 10-го мая
Полковнику Нарышкину с подпоручиком Бестужевым-Рюминым: не допуская до очной ставки, Бестужев объявил, что он не помнит, говорил он Нарышкину об истреблении государя и вывозе за границу императорской фамилии, но уверен, что он сообщал ему о решительном намерении южных членов начать действия в 1826-м году
19) 14-го мая
Подпоручику Бестужеву-Рюмину с полковником фон-дер-Бригеном в том, что первый сообщил последнему о том, что происходило при Лещине и о намерении Южного общества открыть действия свои в течение 1826 года. Бриген согласился, что Бестужев говорил ему о сем намерении, но не определительно
20) 18-го мая (не вошло в журналы Следственного комитета)
Подпоручику Бестужеву-Рюмину с капитаном Тютчевым, по вопросу о включении Тютчева в список цареубийц. Не допуская до очной ставки, Бестужев-Рюмин сознался в том, что назначил Тютчева по своему произволу.
21) 18-го мая (не вошло в журналы Следственного комитета)
Подпоручику Бестужеву-Рюмину с майором Спиридовым по вопросу о целовании образа назначенными цареубийцами


Матвей Муравьев
1) 23-го апреля
Отставному подполковнику Матвею Муравьеву- Апостолу с полковником Артамоном Муравьевым. Матвей Муравьев показал, что когда он здесь, в Петербурге в 1824-м году, опасаясь что общество открыто и что брат его Сергей схвачен, имел намерение покуситься на жизнь покойного императора, то Артамон Муравьев просил его исполнить оное тогда, когда его эскадрон Кавалергардского полка будет в карауле. На очной ставке Матвей Муравьев свое показание подтвердил, Артамон же Муравьев с оным согласился.
2) 26-го апреля
Князю Шаховскому с отставным подполковником Матвеем Муравьевым-Апостолом о том же (сначала текст очной ставки Шаховского с Александром Муравьевым в том, что когда в 1817 году у сего последнего было совещание, в коем рассуждаемо было о покушении на жизнь покойного императора, то князь Шаховской, тут же присутствовавший, предложил для приведения покушения сего в исполнение воспользоваться тем днем, когда Семеновский полк будет занимать караул…
Матвей Муравьев подтвердил, князь Шаховской продолжал отрицаться
3) 26-го апреля
Камер-юнкеру князю Валериану Голицыну с Матвеем Муравьевым-Апостолом в том, что Голицын был известен о цели Южного общества ввести в России республиканское правление и истребить всю императорскую фамилию. Матвей Муравьев свое показание подтвердил и в доказательство приводил Голицыну на память разные подробности. Князь Голицын отрицался.
4) 28-го апреля
Прапорщику Вадковскому с отставным подполковником Матвеем Муравьевым-Апостолом. Не допуская до очной ставки, Вадковский согласился с показанием Матвея Муравьева, что он Вадковский, говорил в 1824-м году о возможности убить покойного государя на Каменном острову из духового рузья, которое он у себя имел; о том же, чтобы Артамон Муравьев просил начать действие тогда, когда его эскадрон будет в карауле, он не слыхал.
5) 12-го мая (не вошло в журналы Следственного комитета) (не состоялась)
С Давыдовым по вопросу о том, на груди или в ларчике возил Давыдов Русскую правду (не состоялась, так как подполковник Муравьев-Апостол прежде очной ставки объявил, что он уличать Давыдова не может ибо вышепоказанное не сам от него слышал)
6) 14-го мая
Поручику князю Оболенскому с отставным подполковником Матвеем Муравьевым-Апостолом: сей последний, не допуская до очной ставки, отказался от своего показания, что Оболенский был согласен на предложение Южного общества ввести в России республиканское правление с истреблением императорской фамилии.


Артамон Муравьев
1) 23-го апреля
Отставному подполковнику Матвею Муравьеву- Апостолу с полковником Артамоном Муравьевым. Матвей Муравьев показал, что когда он здесь, в Петербурге в 1824-м году, опасаясь что общество открыто и что брат его Сергей схвачен, имел намерение покуситься на жизнь покойного императора, то Артамон Муравьев просил его исполнить оное тогда, когда его эскадрон Кавалергардского полка будет в карауле. На очной ставке Матвей Муравьев свое показание подтвердил, Артамон же Муравьев с оным согласился.
2) 28-го апреля
Капитану Никите Муравьеву с полковником Артамоном Муравьевым в том, что они оба в Москве в 1817 году вызвались на цареубийство, предлагая произвесть оное на бале в Грановитой палате, и что были остановлены в сем предриятии Александром Муравьевым, Артамон Муравьев сие показание подтвердил, Никита же Муравьев отверг, удостоверяя, что Артамон один вызвался и без всякой на то причины вскоре после принятие его в Военное общество. При сем объявил, что Артамон в Союзе благоденствия не состоял, а было ему позволено набирать в 5-м резервном кавалерийском корпусе членов для Военного общества; но членов, которых он принял, никто не знал и оные никогда в список введены не были.
3) 2-го мая
Полковнику Артамону Муравьеву с отставным полковником Александром Муравьевым. Артамон Муравьев подтвердил, что в 1817 году, когда он вызвался убить покойного императора на бале в Грановитой палате, то Никита Муравьев его мысль разделял. Александр Муравьев удостоверял, что Никита сей мысли Артамона не одобрял.


Общество Соединенных славян

Петр Борисов
1) 26-го апреля
Подпоручику Борисову 2-му с прапорщиком Бечасным: не допуская до очной ставки, Борисов 2-й признался, что насчет предположения арестовать его высочеств цесаревича в проезд его высочества чрез Новград-Волынск говорил он Андреевичу 2-му и Бечасному.
2) 6-го мая
Отставному подпоручику Борисову 1-му с подпоручиком Борисовым 2-м в том, что сей последний, принимая в общество брата своего Борисова 1-го, открыл ему цель ввести республиканское правление с истреблением императорской фамилии. Борисов 2-й остался при своем показании, утверждая, что он об истреблении всей императорской фамилии брату своему не говорил и говорить не могу, ибо ни от кого о том не слыхал. Борисов 1-й от своего показания отрекся, объявив, что он ошибкою сказал, что слышал о сем от брата своего, и вспомнил, что он узнал о сем от Горбачевского.
3) 12-го мая
Подпоручику Борисову 2-му с прапорщиком Мазганом в том, что на совещании у Андреевича было положено истребить государя и всю императорскую фамилию. Мазган подтвердил сие, Борисов же утверждал, что было говорено только об истреблении государя.
4) 12-го мая
Подпоручику Борисову 2 с прапорщиком Киреевым в том же. Последний подтвердил, первый остался при отрицании и.
5) 12-го мая
Подпоручику Борисову 2 с прапорщиком Бечасным в том же: Борисов продолжал отрицаться; Бечасный утверждал, прибавя, что Бестужев говоря об истреблении всей императорской фамилии, сказал: «И прах их по земле развеется».



Горбачевский
1) 5-го мая (не вошло в Журналы Следственного комитета)
С майором Спиридовым по вопросу о назначении крестиков.
2) 5-го мая (не вошло в журналы Следственного комитета)
Подпоручику Бестужеву-Рюмину с подпоручиком Горбачевским, по вопросу о составлении списков крестиков.
3) 6-го мая
Подпоручику Пестову с подпоручиком Горбачевским в том, что Пестов вызвался назвать двадцать человек, готовых произвесть цареубийство. Горбачевский сие показание подтвердил, Пестов сознался.
4) 7-го мая
Подпоручику Горбачевскому с отставным поручиком Борисовым 1-м в том, что Горбачевский объявил Борисову об истреблении императорской фамилии. Горбачевский не сознался, Борисов от своего показания отрекся
5) 18-го мая (не вошло в Журналы Следственного комитета)
С майором Спиридовым по вопросу, был ли отмечен Лисовский крестиком. Остались при своих показаниях
6) 18-го мая (не вошло в Журналы Следственного комитета)
С майором Спиридовым по вопросу, кто отметил Громницкого крестиком.


Спиридов
1) 5-го мая (не вошло в Журналы Следственного комитета)
С подпоручиком Горбачевским по вопросу о назначении крестиков
2) 6-го мая
Майору Спиридову с подпоручиком Мозгалевским: сей последний утверждал, что Бестужев и Спиридов на совещании говорили, что тот, кто откроет начальству тайну общества, будет лишен жизни, равно и тот, кто принял доносчика. Мозгалевский свое показание подтвердил, Спиридов с ним согласился.
3) 12-го мая.
Майору Спиридову с прапорщиком Мазганом в том, что на совещании у Андреевича было положено истребить государя и всю императорскую фамилию. Мазгана подтвердил, Спиридов отрицался.
4) 12-го мая
Майору Спиридову с поручиком Лисовским в том же и свех того, что Спиридов сказал Лисовскому, будто Бестужев для нанесения удара государю уже приготовил членов Южного общества. Лисовский сие подтвердил, Спиридов продолжал отрицаться.
5) 12-го мая
Майору Спиридову с прапорщиком Бечасным. Сей последний опять подтвердил, что Бестужев-Рюмин говорил об истреблении государя и всей императорской фамилии, прибавив слова: «И прах их по земле развеется». Спиридов отверг.
6) 18-го мая (не вошло в Журналы Следственного комитета)
С подпоручиком Горбачевским по вопросу, был ли отмечен Лисовский крестиком. Остались при своих показаниях
7) 18-го мая (не вошло в Журналы Следственного комитета)
С подпоручиком Горбачевским по вопросу, кто отметил Громницкого крестиком.
8) 18-го мая (не вошло в журналы Следственного комитета)
Подпоручику Бестужеву-Рюмину с майором Спиридовым по вопросу о целовании образа назначенными цареубийцами
9) 19-го мая (не вошло в Журналы Следственного комитета)
С поручиком Лисовским по вопросу о событиях в Пензенском полку
10) 19-го мая (не вошло в Журналы Следственного комитета)
С прапорщиком Бечасновым по вопросу о том, сколько пуль в лоб нужно пустить доносчику

Тютчев
1) 12-го мая
Штабс-капитану Тютчеву с прапорщиком Мазганом в том, что на совещании у Андреевича было положено истребить государя и всю императорскую фамилию. Не допуская до очной ставки, Тютчев объявил, что он не может опровергать показание Мазгана, и согласился с оным.
2) 18-го мая (не вошло в журналы Следственного комитета)
Подпоручику Бестужеву-Рюмину с капитаном Тютчевым, по вопросу о включении Тютчева в список цареубийц. Не допуская до очной ставки, Бестужев-Рюмин сознался в том, что назначил Тютчева по своему произволу.

Tags: исторические материалы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments